Не обязательно!
Почему люди не хотят жить
как «нормальные» мужчины и женщины
«Плачешь как девчонка», «это не по-мужски», «ты же девочка!» Истории небинарных людей - тех, кто отказался от стереотипов о мужественности и женственности.

Анар Мовсумов
Автор проекта, фотограф

Лето. Моя дочь Варя (полтора года) играет с мамой на пляже. Рядом в песочницу садится мальчик чуть постарше. Варя с любопытством смотрит на его игрушки. Мальчик замечает ее интерес и накрывает свои машинки рукой. «Коля, не переживай! Это же девочка, она не будет играть в твои машинки!» - успокаивает малыша бабушка.

До того, как я стал отцом, я никогда не задумывался, насколько гендерно бинарно наше общество. Четкая бинарность прослеживается даже на уровне устойчивых словосочетаний. Мужской юмор, женские секреты, мужская логика, женские разговорчики, мужской клуб, женские штучки, мужские журналы, женские журналы. И корни этого - в раннем детстве.

Детские магазины четко делятся на две половины - розовую и голубую. Слева - платьица, справа - костюмчики. Слева - «Барби», справа - «Лего». Слева - феи Винкс, справа - динозавры. И вот ты стоишь посередине и не знаешь, в какую сторону пойти. Доходит до смешного - я иногда покупаю дочери носочки на «мальчиковой» половине, так как в представлении производителей одежды девочки не носят коричневых, синих или зеленых носков. Если кофточка для девочки - то с бабочками, если джинсы - то непременно со стразами.

По мере роста ребенка давление только усиливается, рамки становятся еще жестче. К гендерно верной одежде прибавляется педагогическое давление родителей. Наступает время всем знакомых «ты же девочка» и «мальчики не плачут». В школе - правильные кружки, соответствующие биологическому полу. Потом - мужские и женские специальности в ВУЗах.
В этом нет проблемы, если ребенок сам имеет возможность сделать выбор. Девочка хочет на танцы, а мальчик - на футбол? Отлично! А если мальчик хочет рисовать, а родители ведут его в секцию бокса?

В проекте «Не обязательно!» мы решили сфотографировать героев с игрушками, с которыми они играли в детстве. Мы хотели показать, что выбор детских игрушек и занятий совершенно не влияет на гендерную идентичность, которую ребенок осознает в себе, взрослея. В своих интервью герои рассказывают, что главное, что им могли дать родители - это доверие и принятие. В таком случае ребенок растет спокойным, уверенным в себе и счастливым. В конце концов увлечение куклами или машинками может пройти само по себе, сменившись каким-то другим. А испорченные отношения исправить очень трудно.

Важное дополнение. Мы с женой растим девочку как девочку. У нее длинные волосы, она носит платья и цветные заколочки. В нашем доме есть куклы и игрушечная посуда. Но так же мы собираем с ней деревянные модели самолетов, играем в мяч, рассматриваем книги про основы механики и строительство маяков. Главная наша задача - дать ей выбор. Выбор увлечений, игр, книг, одежды и, как итог, - внутреннюю свободу. И в нашем доме нет книг про фей Винкс не потому, что они слишком «девочковые», а потому, что они, блин, отстойные!
«Вдруг понимаешь, что ты не урод»
Саша, 48 лет

Мы с отцом много времени проводили в мастерской. В 10 лет я сама вырезала из деревянной дощечки ружье. Получился хороший такой самострел. На улице никто не поверил, что я сама это сделала. Мы стреляли болтами, долетало до 9 этажа! Правда потом этот болт хорошо так попал по жопе кому-то из ребят, нас отругали взрослые и запретили стрелять. С мамой я тоже много времени проводила, я любила с ней разговаривать, советоваться. Ее мнение для меня всегда было очень важно.

Мне в детстве давали возможность развиваться так, как хочется. Не хочется играть в куличики и куколки? Ну, и не надо. Есть машинки, пистолеты, гаражи, только ты, главное, домой потом возвращайся! Я прыгала с гаражей, лазала по деревьям, падала. Конечно, родители переживали за мое здоровье, но никогда не было противодействия и запретов. Дружила я больше с мальчиками. С ними у нас было больше общих интересов, развлечений и обмена опытом. Как лучше резинку привязать к самострелу, например. А от девочек что брать? Как куклу усадить, как на стол накрыть — это было не интересно.

Когда мне было восемь, мы с мамой пошли в парикмахерскую. Мама в очереди заболталась со знакомой. А парикмахер посадила меня в кресло и определила как мальчика. И подстригла под полубокс. Машинка-троечка и чубчик. Когда мама увидела — ахнула! А я была, честно говоря, счастлива. Но в школу мне пришлось ходить в платочке.

К школьной форме я относилась спокойно. У нас с родителями был договор, что в детсад и школу я хожу в юбочках-платьицах, а в остальное время ношу, что хочу. И на выпускном я была в ужасном голубом платье, которое не хотела надевать. Но потом мы праздновали отдельно с друзьями, и я уже была в пиджаке и брюках, которые сшила сама.

Мне учительница говорила: «Саша, у тебя фигура тургеневской девушки, но почему ты так ходишь?» А я ходила вразвалочку: локти согнуты, шея немного вытянута. Мне было плохо от того, что я ни как девочка, ни как мальчик. Надо мной за спиной посмеивались.

Как небинарного человека я приняла себя в 2016 году. Мне было 46 лет! И мне очень жаль, что я так долго шла к этому, жила не в ладу с самой собой. Но это принятие было чудесно! Ты вдруг понимаешь, что ты не урод, что это часть нормы, что таких людей куча! Это помогло обрести гармонию между мужским и женским внутри меня. У меня все время было ощущение, что ты свой среди чужих и чужой среди своих. А тут я попала к своим! Причем люди-то те же. Просто в голове понимание появилось, я приняла себя.

Сейчас я позволяю себе одеваться и стричься так, как мне комфортно. Все последние покупки — только из мужских отделов: ботинки, рубашки, куртки. Недавно в мужском отделе мне понравилась куртка, а мой размер был только на манекене. Раньше мне было бы стремно даже примерить. А теперь весь отдел помогал снимать с манекена эту куртку, я примеряла ее прямо в зале. И никто не сказал: «Это мужская куртка, что вы здесь делаете?» Продавцу было все равно. Это свобода, это внутренняя свобода! Свобода от того, что тебе не надо ни перед кем отчитываться, почему ты так выглядишь.
«Тебе не обязательно играть в футбол»
Виктор, 21 год

Я родился в такой семье, где мальчики не плачут, а девочек не бьют. И это создавало мне определенные проблемы. Не потому что я хотел бить девочек, а потому что проявления чувственности и эмоциональности ставилось в укор. Это считалось неприличным для парня, а я был очень ранимый. Когда ссорился с родителями, они винили меня за слезы. И я сам кидался в самоосуждение. Мне все время казалось, что со мной что-то не так.

Когда я начинал писать музыку, мне отец говорил: «Виктор, иди-ка ты лучше грядки полей на огороде. Это труд, это обязательно тебе пригодится». И вот я вырос, и это мне ни разу не пригодилось. Зато мои творческие способности помогают мне общаться с людьми. Это гораздо важнее. Гораздо важнее заниматься тем, что ты любишь. Это делает тебя лучше.

В школе тоже были проблемы. Ну, знаете, мальчиков иногда чмырят за то, что они не хотят играть в футбол или дергать девочек за косички. На уроках физкультуры меня ставили на ворота. Я пытался вникнуть в правила футбола, но мне это было неинтересно и казалось лютой тягомотиной. К концу школы я начал прогуливать физкультуру, чтобы посидеть в библиотеке. Одноклассники этого не понимали.

Однажды я увидел в интернете фотографии Фрэнка Вульфа. Это модель-косплеер из Канады. Я смотрел фотки и думал: «Боже, какой он ядерный урод! Это кошмарно, вы посмотрите на эту внешность!» Потом почитал его блог: «Да, вроде неплохой парень, жалко только что в девчонку переодевается!» А еще через неделю я осознал, что мне нравится в нем вообще все! И я подумал: «Какого хрена я не могу делать так же?» Понял, что скрываться не имеет смысла.

После школы я три месяца тусил с неформалами: жил, где придется, ел, что придется, пил все подряд, спал со всеми подряд. Я красился и в синий, и в белый, у меня были цветные шнурки и зеленые наушники — все то цветное, что можно было надеть, я надел! Тогда я позволил себе все. Это был тот момент, когда понимаешь, что твои пружины внутреннего напряжения и твои желания больше ничто не сдерживает, кроме тебя самого. Сейчас я не пью, не курю, не веду ни с кем отношений и работаю без выходных. У меня стабильная работа, я не могу прийти туда с накрашенными волосами. Но иногда покупаю себе яркие вещи.

Я понятия не имею, как «должен» чувствовать себя мужчина. Иногда я чувствую себя более «по-женски», иногда менее. Иногда я веду себя эмоционально и легкомысленно, но при этом четко осознаю, что я парень. А иногда я мрачный и закрытый - и в эти моменты внутри себя я больше склоняюсь к женскому самоощущению. В общем, иногда я чувственный парень, а иногда - злая девочка! Раньше я думал, что дело в моем характере, но сейчас понимаю, что причины глубже.

В последнее время мы много разговариваем с матерью о других детях в нашей семье. Я не хочу, чтобы кто-то их осуждал. Когда вижу, что мать, в силу привычек, вгоняет их в бинарность, я говорю ей, чтобы она тормознула. Младший брат гоняет в футбол (я даже немного ему завидую). А за четвертым братом (ему 4 года) замечаю, что он внезапно начинает играть в куклы. На этом этапе я говорю матери: дай ему быть самим собой. Она прислушивается.

Каких слов мне не хватало в детстве от родителей? «Тебе не обязательно уметь драться», «тебе не обязательно играть в футбол», «тебе не обязательно задирать девчонок». То есть в принципе: «Тебе не обязательно!» И то, чем я занимался — это нормально. Стоило мне об этом сказать. Если родитель смотрит на ребенка, как на обычного человека, у которого есть потенциал, и который просто еще не разобрался в мире, это дает большие преимущества обоим. Потому что ребенок - это человек, в первую очередь, а не тот, кто принесет тебе стакан воды в старости.
Текст не передает полностью то, какой увлекательной, веселой была беседа с Виктором, поэтому публикуем ее целиком. В ней речь идет не только про гендер, но и про тусовки, множественные кратковременные отношения, двойные стандарты, бугурт, трудное детство и "злую девочку" внутри себя.
«Николь — дерзкая, смелая, пробивная. В общем, такая сучка»
Nick Frank, 20 лет

Как-то мой фотограф сказала: «Возможно, тебе стоит попробовать сделать серию фотографий в женском образе». Я подумал, что это очень рискованно, но через месяц раздумий согласился. В первые минуты, когда я оказался в платье, чувствовал себя странно. Но процесс увлек меня, и в конце съемки я удивился: «Как, уже все?! Блин!».

Я долго не решался публиковать эти снимки. Но закончилась учеба, конфликт с военкоматом вроде бы разрешился. А тут еще журнал во Франции опубликовал эту съемку. И я выложил фотографии в сеть. Многим они понравились. Я понял, что могу работать не только как модель-мальчик, но и как модель-девочка. Поэтому сейчас я себя позиционирую как модель-андрогин. Так родилась Николь — мое альтер-эго. Николь — дерзкая, смелая, немного нахальная, пробивная. В общем, такая сучка. В ней есть те качества, которых мне не хватает.

Мои сестры, думаю, к съемкам относятся не очень. Они мне всю жизнь говорили, что я занимаюсь какими-то глупостями. Мама сразу отнеслась хорошо и поняла меня. Папа — не сразу. Но, когда коллеги стали говорить ему, насколько хорош и красив его ребенок, папа постепенно начал гордиться мной. Съемки в женских образах я ему пока не показываю. А мама их видела и оценила по достоинству. Мы с мамой шутим, что Николь — это еще одна девочка в нашей семье, еще одна сестра.

Каждый день по дороге до метро я ловлю на себе десяток осуждающих взглядов. Люди пишут мне гадости в комментариях к фотографиям, пишут в личку: «Соболезную твоей семье, что у них такой ребенок». Конечно, от этих сообщений я не брошу заниматься тем, чем занимаюсь, но иногда расстраиваюсь. Я еще не привык к такому.

Я, наверное, своим видом всегда как-то провоцировал людей на агрессию. Люди смотрели на меня и не понимали, кто я. Я думал: «Как же вы не видите, я же мальчик!» В колледже были усмешки за спиной и гадости, сказанные вслед. Какое-то время я из-за этого не посещал занятия. Но приходилось собирать волю в кулак и продолжать учебу. Один преподаватель увидел мои фотографии в Instagram и начал травлю. Не ставил зачет, делал ехидные замечания. Спрашивал, почему у меня майка женская, например. Говорил: «Ты не можешь сделать задание? Ты что, не мужик?».

Я понимаю, что иногда бываю не очень похож на мальчика. У меня длинные волосы, наложен тон. Более яркая и вызывающая одежда. Насчет поведения - многие мальчики мне кажутся быдловатыми иногда. Они более резкие, чем я, более громкие. Мальчикам не свойственно прийти в магазин косметики и сказать: «Мне нужен плотный тон, к нему пудра, контуринг и все остальное». Даже продавцы иногда удивляются. Я разбираюсь в одежде, в трендах, могу помочь выбрать подруге что-то. У меня всегда была обычная одежда. Сейчас же, не буду скрывать, у меня есть вещи из женских отделов. Я люблю вещи, по которым непонятно, мужские они или женские.

Я знаю, что есть зрители, которым нравится мое творчество. Мне часто пишут фотографы, стилисты, визажисты со словами поддержки. Это авторитетные взрослые люди, профессионалы. Мне, двадцатилетнему мальчику, это приятно. Я обращаю на такие письма гораздо больше внимания, чем на послания хейтеров, которые пишут «сдохни, мразь». Ребята, я, может, и сдохну, но оставлю после себя след в этом мире. А что оставите вы — непонятно.

Мой брат мне говорил: «Почему ты ходишь так странно? Ходи нормально, ты же мужик». Еще какие-то замечания делал. Я в таких случаях говорю: «Извини, чувак, ты не тот человек, который будет на меня влиять». Никто не может остановить меня. Если я чего-то захочу — нет никаких преград, никаких стен. Я просто пойду и возьму то, что мне нужно.
«Семь миллиардов совершенно разных людей»
Алина, 29 лет

Я думала: «Ну в чем логика? Вон, у Таньки титьки наружу и юбка такая короткая, что все видно - и это нормально, никто не предъявляет. А мне ходить в широких джинсах нельзя!» Это было в старших классах школы, когда учителя ругались на меня за внешний вид. Но я игнорировала претензии и ходила, как мне хочется. Раз в месяц приходила в юбке с макияжем, одноклассники радовались и одобряли. А я не понимала, почему такой вид делает меня более «хорошей». Всегда чувствовала себя неправильной, ненормальной.

Мне было восемнадцать. Я ехала в троллейбусе и увидела девушку, похожую на мальчика-подростка: свободная футболка, под которой не было видно груди, короткая стрижка, джинсы. Помню это внезапное чувство:«Хочу выглядеть так же!». Сейчас я могу ответить, почему меня это привлекло. Когда я позволяю себе так выглядеть, я внутренне освобождаюсь и от других рамок пола. Могу делать, что захочу и как захочу, независимо от того, что я женщина. Внешний вид становится отражением внутреннего состояния.

Я коротко подстриглась, купила мужские шмотки. Сестра говорила: «Боже, как ты выглядишь, тебя так ни один мальчик не полюбит!» Я отмахивалась, мол, мне все равно, мне нравятся девочки. Четыре года назад я сама удивлялась, когда мой партнер мужского пола сказал, что его больше привлекают девушки в мальчуковом стиле. А сейчас я знаю много парней с такими предпочтениями.

Иногда я чувствую себя феминно, надеваю платье, подвожу глаза. Но чаще выгляжу так, что незнакомые обращаются ко мне и в женском, и в мужском роде. В соцсетях меня пытались обидеть словами «недобаба» и «баба-мужик». Я в их понимании не женщина и не мужчина, но меня это вполне устраивает, потому что мне так комфортно.

Когда знакомые говорят «вот это чисто бабское» или «ну, мужик, че с него взять», я спрашиваю: «Почему бабское? А мужчины так не могут?» Мы разговариваем и понимаем, что это на самом деле не «бабское». А человеческое. Я, например, люблю готовить и обожаю варить борщ! Говорят, что это женское дело. Но наберите в гугле «шеф-повара», и в главном списке вы с трудом найдете женщин.

В обществе есть понятие «настоящая женщина» или «нормальная женщина». И это очень маленький набор характеристик для того, чтобы чувствовать себя «нормальным» человеком. Вот только «нормальность» — понятие субъективное. Небинарность же — это возможность позволить себе быть свободным, а не каким-то «третьим полом». Но, в конечном счете, все эти термины не важны. Есть просто разные люди. Семь миллиардов совершенно разных людей.
«Настрогать семи бабам по ребеночку,
потом на одной из них жениться и устроить домострой»
Олег, 31 год

Если ты мужик, то должен все время работать, настрогать семи бабам по ребеночку, потом на одной из них жениться и устроить домострой. Я не хочу быть в этой системе. Папа мне до сих пор говорит: «Ну хоть одного ребенка заведи, тебе 30 лет уже». Но это же не инкубатор.

Меня тянет к мальчикам с рождения. Вот есть мальчики и я, вроде, должен быть с ними в стае. Но это не работало, потому что они меня физически привлекали. Мне говорили, мол, что ты возишься с этими бабами? Нравится в куклы играть, вот и вожусь. Или: «Чего ты там вышиваешь, пойди конструктор пособирай». Вообще у меня не очень много было игрушек. Но у родителей были друзья, которые приходили в гости с дочкой. Она периодически забывала у нас свои игрушки, в основном куклы, всякие Барби и Кены. И тогда я с ними играл. Другие дети мне иногда говорили: «Фу, ты что, в куклы играешь?» Я отвечал, что играю, потому что все машинки заняты.

Во время учебы в институте у меня был период онлайн-игр и увлечения аниме. В такой тусовке людям абсолютно все равно, как ты выглядишь и как себя ведешь. В этот период мне перестало казаться важным, выгляжу ли я как настоящий мужик. И пришло осознание, что неважно, мальчик ты или девочка. Любому человеку необходимо работать над собой. Мне стало все равно, что обо мне подумают на работе. Конечно, я более маскулинный, чем феминный по своему образу. Но мои привычки и поведение я не могу и не хочу прятать. В какой-то период мне было очень важно, как люди меня оценивают, нравялюсь ли я им или не нравлюсь. Сейчас мне по большей части все равно.

Иногда мне говорят, что я веду себя не по-мужски. Например, когда женщина по-хамски просит уступить место в транспорте, и я ей не уступаю. Но я на такие замечания не обращаю внимания. Однажды у меня сильно болела нога, я просил пассажиров уступить мне место, и не испытывал моральных неудобств при этом.

Сложно ли мне выходить за рамки гендерных стереотипов? Я так скажу: если мальчик худенький, маленький и одевается нестандартно - он будет привлекать к себе агрессивное внимание. А если мальчик высокий и крепкий, то как бы он ни оделся - никто ему ничего не скажет. Это так. Ко мне никто не придирался на улице из-за моего внешнего вида.

В чем-то я хочу быть мужественным — ношу бороду, например — но не могу сказать, что хочу быть таким «мужиком-мужиком». А иногда я веду себя, «как девка». И если кто-то говорит мне, мол, ты как баба жестикулируешь, я отвечаю: «Не нравится — не общайся со мной, в чем проблема?»

Мое тело мужское. Соответственно я подбираю себе мужскую одежду, просто потому что она хорошо на мне сидит. Юбку я бы не надел. Изредка мне нравятся женские кофты или шейные платки.

Я — хозяюшка. Все надо убрать, прибрать, положить на свои места. Если приходят гости, я убираюсь, готовлю. Кто-то считает, что это женские дела, но я так не думаю. Я могу собрать комод, но не потому, что биологически я мужчина. Я знаю много женщин, которые так же могут собрать мебель. Просто руки тем концом вставлены. А некоторые мои знакомые мужчины в таких случаях вызывают мастера. Так что это не вопрос биологического пола.

Гендерные стереотипы насаждаются обществом. Есть пример — различные книги с советами, как охомутать женщину или мужчину. И я могу сказать, несмотря на предубеждения, что эти книги работают. Стереотипы очень глубоко сидят внутри большинства людей.
«У мужчин не должно быть проблем»
Денис, 24 года

Мужчин так воспитывают, будто у них вообще не должно быть проблем. Если же они возникают, то мужчина не должен жаловаться, должен решать все самостоятельно. Вот пример из жизни. Моя бывшая водила машину. Однажды в нее кто-то врезался. Она первым делом позвонила мне и попросила разобраться по-мужски. Я сказал: «Почему я? Какого черта? Я даже машину не вожу и не в курсе, что у вас произошло». Но она считала так: у нас отношения, я мужчина, и именно я должен был решить эту проблему. Я не против быть защитником, но не в той сфере, в которой я вообще не разбираюсь! А когда я приходил к ней в гости, меня просили вкручивать лампочки. Это реально странно выглядит! Меня пытаются встроить в ту область, где я, якобы, должен быть: «Делай вот эти штуки, ты для этого предназначен!»

От парней не ждут глубоких или ярких проявлений чувств. Переживания они по большей степени должны держать в себе. В этом плане я сейчас стал спокойнее себя чувствовать — открыто выражаю чувства и эмоции в отношениях с партнеркой. Например, могу плакать, могу быть очень нежным.

Однажды мы со знакомым стояли на остановке, и ему пыль попала в глаза. Я дал салфетку, а он такой: «Ммм! Я бы и не подумал, что еще у какого-то парня, кроме меня, могут быть с собой влажные салфетки!». Это стереотип: мужчина не должен следить за собой, за своей внешностью.

Сейчас я более спокоен в этом плане. Например, крашу волосы, потому что давно этого хотел. Пару лет назад я бы постремался дать человеку салфетку, а сейчас считаю это здравым. Я раньше больше подстраивался под общество. А теперь принял себя таким, какой я есть. Это помогло мне делать только то, что я хочу и считаю правильным, и не делать чего-то против своей воли.

Мама всегда воспринимала меня как творческого человека. Возможно, поэтому в семье особо не ждали каких-то маскулинных проявлений с моей стороны. Единственное, что мама мне часто говорит: «Ты же мужчина, ты должен есть мясо».

Если в обществе не будет гендерных шаблонов и стереотипов, то при взаимодействии с кем-то нужно будет отталкиваться от его предпочтений, а не от этих шаблонов. Например, далеко не все девушки любят цветы, но их дарят всем подряд, кому надо и кому не надо. Узнавать конкретного человека — это более здраво, чем додумывать что-то за него на основании гендерной принадлежности.

«Когда незнакомые люди называют меня парнем, это не раздражает»
Натао, 21 год

Я занимаюсь музыкой и иногда говорю о себе: «Музыкант — существо бесполое». Представляюсь чаще как Натао - это более комфортная для меня формулировка имени, в ней отсутствует привязка к какому-либо полу.

Однажды в начальной школе меня подстригли под каре. И одноклассники мне начали говорить обидные вещи только из-за того, что у меня короткие волосы. Причем тогда я еще носила юбочки-сарафанчики. Примерно в четвертом классе я надела их в последний раз. Потом я перестала их носить - и мне стало классно!

В юности меня часто называли пацанкой. Иногда это меня могло взбесить. Я бегала за обидчиками и пыталась их побить. Но я действительно общалась в основном с парнями, играла с ними в войнушки, казаки-разбойники, компьютерные игры, периодически ввязывалась в драки. А в седьмом классе появились две подруги. Нас связывала любовь к музыке и неформальность.

Раньше на вопрос «ты мальчик или девочка?» я мог ответить «я вообще оно» или «я инопланетянин» и уйти. То есть завершал диалог на некой неопределенности для человека и сваливал. А сейчас, когда незнакомые люди называют меня парнем, это не раздражает.

Когда я впервые в интернете наткнулся на трансгендера, который ведет блог на ютуб-канале, мне стало интересно. Но у меня не было желания «сменить пол» — мое тело меня практически во всем устраивает. Не обязательно совершать переход [делать коррекцию пола - прим. ред.], если ты так себя чувствуешь. Да, может быть, я в детстве думал: «Почему я не мальчик?». Но это просто из-за стереотипов, которые есть в обществе. Когда я осознал свою небинарность, все стало проще. Я понял, что со мной все в порядке.

Я часто позволяю себе говорить в мужском роде. Например, в колледже. Студенты там в основном творческие, принимают друг друга. У нас даже некоторые обычные девчонки говорят о себе в мужском роде, потому что им так удобно. В официальном разговоре я слежу за своей речью, чтобы избежать ненужных неловких ситуаций. Но они неловки только для меня. В основном людям все равно, как ты выглядишь и как говоришь.

Я всегда одеваюсь так, чтобы мне было комфортно. Мне некомфортно в платье, и я его не надеваю. Все очень просто! В колледже все эти три с половиной года я ходила и выступала в брюках и рубашке, так что, надеюсь, и на госах прокатит. Ну, на выпускной — все понятно, надену брючный костюмчик! Я могу носить мужскую одежду и не носить юбки, платья, каблуки, не делать макияж, не держать осанку, не рожать детей и не выходить замуж, если мне этого не хочется. И так может делать любой человек, вне зависимости от пола и возраста. У меня в голове тоже есть эти стереотипы, от них никуда не убежать. Но я понимаю, что это стереотипы.

Небинарность — это возможность быть собой, быть личностью. Она позволяет выйти из «матрицы» этого устоявшегося веками двоичного кода общества. Она позволяет расширить границы собственного восприятия: ну надо же, есть еще и андрогины, томбои, интерсекс, и просто люди, находящиеся посередине между маскулинностью и феминностью. И это абсолютно нормально!
Здесь появятся новые герои и их истории...
Бекстейдж. Герои проекта за кадром
Поделиться
АВТОРЫ ПРОЕКТА
Анар Мовсумов
Фотограф
Алина Алиева
Режиссер
This site was made on Tilda — a website builder that helps to create a website without any code
Create a website